?

Log in

No account? Create an account
Олимпийские страсти - Вестник CIVITAS [entries|archive|friends|userinfo]
Вестник CIVITAS

[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Олимпийские страсти [Feb. 15th, 2014|05:46 am]
Вестник CIVITAS

vestnik_civitas

[vestnikcivitas]
Наиболее харáктерные представители системной и бессистемной оппозиций не раз развлекали нас парным конферансом, но в связи с Олимпиадой можно наблюдать новые пики этого жанра. Сперва сатирик Виктор Анатольевич Шендерович попытался поставить на одну доску гениальную юную исполнительницу композиции на тему девочки в красном пальто из «Списка Шиндлера» с гауптманом охранной полиции Хансом Отто Вёльке, чья смерть от рук партизан вызвала карательную операцию против жителей Хатыни. Нацисты из Шупо, Schutzpolizei, в которой Вёльке посмертно получил звание майора, казнили без суда и следствия тысячи поляков на улицах Варшавы.
В устах наших доморощенных политиков слово «фашист» уже давно служит для немудрёной перебранки в отрыве от его значения, чем-то вроде «противный». Этим не преминул воспользоваться руководитель фракции «Единой России» генерал-полковник милиции Владимир Абдуалиевич Васильев, в ответ обозвавший фашистом Шендеровича. Примирить спорщиков попытался Алексей Алексеевич Венедиктов, которому «кажется, что господин Васильев был введён в заблуждение», так как блог Шендеровича, на его взгляд, «содержит антифашистский пафос». Все участники получили удовольствие, так как придание расширительного значения словам «фашизм» и «антифашизм» не только оправдывает существование демшизы, но выгодно и охранителям, позволяя запрещать в качестве «фашистских» практически любые высказывания.

ТАТЬЯНА ВОЛКОВА

15.02.2014

Читать статью полностью.
LinkReply

Comments:
[User Picture]From: livejournal
2014-02-15 06:13 am (UTC)

Олимпийские страсти

Пользователь gumer сослался на вашу запись в записи «Олимпийские страсти » в контексте: [...] Оригинал взят у в Олимпийские страсти [...]
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: Геннадий Мирошниченко
2014-02-15 10:11 am (UTC)
Браво!
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: ikhlov_e_v
2014-02-18 07:47 am (UTC)
Все негодование "выходкой" Шендеровича, поставившего рядом Берлинскую Олимпиаду Гитлера и Сочинскую Олимпиаду Путина (Лев Пономарев добавил в контекст Московскую Олимпиаду Брежнева и Андропова) объясняется психологическим сопротивлением так называемого ленинского лозунга о желательности поражении собственного правительства в империалистической войне. В этом контексте стараются забыть и явную благотворность для самих Германии, Японии и Италии во Второй мировой войне, благотворность поражений Российской империи в Крымской и Японских войнах.
Главный психологический тормоз здесь — это Брестский финал для России Первой мировой войны.
Осуждающие в данном случае противников "войны до победного конца", как правило, не учитывают те сотни тысяч погибших и миллионы раненых и тяжело заболевших, которыми Россия должна была бы оплатить свое почетное место среди Версальских победителей. А ведь число жертв прославленных наступлений Брусилова и Алексеева далеко оставляли за собой число жертв чекистских расправ.
Отказ от продолжения Российской империей войны с Центральными державами вовсе не означал обречь западных союзников на разгром. Это показал успех июльского контрнаступления Антанты в июле 1918 года. Более того, публичный российский призыв к миру и готовность к сепаратному перемирию, если бы он был сделан не "врагами цивилизации" большевиками, а Временным правительством, мог подвигнуть Антанту на выход на ничейное перемирие, отказавшись от лозунга тотальной победы. Что автоматически убирало из всемирной истории и Ленина, и Сталина, и Гитлера, и Мао. Единственной серьезной потерей для России при таком варианте была бы печальная необходимость признать бессмысленность ранее понесенных жертв. Да, еще, пожалуй, пришлось бы примириться с утратой Польши, Финляндии, Литвы и западной Украины. И оплакать так и недоставшийся Царьград. Вот и все издержки нормального осознания неудачи участия России в той авантюре, в которую она влезла летом 1914 года.
Все это занудное предисловие нужно было мне, чтобы показать — "пораженчество" — это не всегда синоним предательства. Иногда это — сочетание мудрости и патриотизма.
Теперь о пораженчестве в Сочи. Что означает триумф путинизма на Олимпиаде - густой слой ура-патриотической косметики на пораженном проказой коррупции и произволе теле страны.
Это будет оправдание суперворовства - среди разваливающейся медицины и трещащей по швам науки и культуры.
Это будет оправдание череды политических процессов и окончательно удушения (в том числе и в кремлевских объятиях) гражданского общества. Путин, разумеется, не Гитлер, но доля его сторонников мечтающих о том, чтобы он вел себя по-гитлеровски сопоставимо с процентом поддержки нацистов на последних мало-мальски демократических выборах в Германии.
Да, еще победа России в Сочи — это личное счастье полутора десятков обладателей молодых, красивых и сильных тел, Тех, кто выиграв по полметра и полсекунды, расплатятся за это на десятилетия своими искореженными организмами. И еще страданиями сотен и тысяч профессиональных и полупрофессиональных спортсменов, которые также изуродуют себя, в нескончаемой погоне за победителями.
А проигрыш? Например, пятое место в командном зачете — при утраченных полутора триллионов. Горькое осознание, что Сочи — это великая ударная стройка фараона.
И наступает горькое отрезвление. Час истины, "сатори" по-буддийски.
Конечно, это горе полутора-двух десятков российских олимпиоников и кружащий голову триумф такого же числа иностранцев — не менее молодых, не менее сильных и красивых. И надо перетерпеть шовинистическую досаду, и ревность к чужому успеху.
Это — стон разочарования над страной... И горькое похмелье: "Дождь" потеряли, еще несколько смелых и честных людей на многие годы ушли за решетку. Еще новые и новые потоки ядовитой демагогии выплеснуты на общество и отравили сознание новых тысяч. И это все надо будет изживать и преодолевать.
Вот он выбор — за одни прекрасные молодые руки, победно поднятые над пьедесталами уплачено другими прекрасными руками, сжатыми в кулак — за решеткой клетки Замоскворецкого суда. Поэтому будем пораженцами.

(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: ikhlov_e_v
2014-02-18 07:50 am (UTC)
Я полагаю, что впоследствии мировую политологию обогатит понятие «синдром Шендеровича-Гозмана» - как обозначение нервического раздражения общества при попытках нарушить коллективный заговор молчания вокруг некоего табу.
Остроту проявлений добавляют периодические попытки представителей наиболее прямодушного крыла «партии власти» (в 2009 – Лужкова и Шойгу, сейчас – Яровой) внести закон, запрещающий осуждение сталинской политики в ходе Второй мировой войны и в невнятной форме карающий за сравнения гитлеризма и сталинизма.

Все подобнее политические возбуждения связаны только и исключительно с публичным уподоблением двух форм тоталитаризма – коммунистического и фашистского (вариант: национал-социалистического). Первый всплеск ранимых чувств был вызван резолюцией Парламентской Ассамблеи ОБСЕ о подобии нацизма и сталинизма. Второй – репликой Леонида Гозмана о сравнительных достоинствах эсэсовской формы от Хуго Босса и суконных доспехов рыцарей советской военной контрразведки СМЕРШ. Третий – выпадом Виктора Шендеровича на тему того, что то как путинский деспотизм маскируется олимпийским гламуром, весьма напоминает ему аналогичную операцию прикрытия пропагандистов Третьего рейха.

Именно поэтому я, по некоторому размышлению, выделил синдром «Дождя» - CNN в отдельное проявление болезненных социально-психологических реакций, ибо они – чистый наигрыш и демагогия для оправдания травли фрондирующих журналистов. В отличие от реального шока от сравнений сталинского и гитлеровского режимов.

Но сами Гозман и Шендерович могли счесть происходящие всплески чувств – результатом недоразумения, поскольку со времён выхода на экраны великолепного «Обыкновенного фашизма» Михаила Ромма для либеральной части советской интеллигенции параллель между гитлеризмом и сталинизмом была самоочевидна. Несмотря на внешние попытки режиссёра подтянуть обвинения в современном фашизме – в адрес Джона Кеннеди и Вилли Брандта (тогда – бургомистра Западного Берлина). Вторая волна идеологического сравнения накрыла общество лет через десять – при просмотре «17 мгновений весны» Юлиана Семёнова и Татьяны Лиозновой. «Жизнь и судьба» Гроссмана, экранизация которой вновь недавно прошла на канале «Культура», вся построена на этом сравнении.
Тем более, что в законе РСФСР 1991 года о реабилитации репрессированных народов сталинская депортация 1941-45 годов прямо названа «геноцидом», а в решении Конституционного суда РФ 1992 года политика КПСС прямо названа преступной и тоталитарной.
Поэтому и Гозман, и Шендерович, проводя параллель между разновидностями тоталитаризма, считали, что говорят трюизмы, а вовсе не срывают покров со страшной и сакральной тайны государства. И глубоко ошиблись. Оказалось, что в сегодняшней России нет более страшной и позорной тайны, чем подобии гитлеризма и сталинизма.

(Reply) (Thread)
[User Picture]From: ikhlov_e_v
2014-02-18 07:52 am (UTC)
Педантично придираясь к мелочам, я должен сообщить, что это подобие с исторической точки зрения – некая условность. Тридцать лет назад светлой памяти философ Григорий Померанц, градуируя тоталитарных лидеров, отнёс Гитлера и Ленина (а также Мао) к тоталитарным вождям первого поколения – циников-идеалистов, а Сталина – ко второму поколения – полным циникам. В этом смысле аналогом Сталина был бы аппаратчик - преемник Гитлера, скорее всего, фигура типа Бормана. Развивая сравнения Григория Соломоновича, надо отметить, что правление Гитлера по степени огосударствления соответствовала СССР эпохи НЭПа: что расправа эсэсовцев над штурмовиками в 1934 году напоминает расправу чекистов над первыми союзниками большевиков – анархистами и левыми эсерами. Гитлер, отличие от Сталина, никогда не обрушивал террор на лояльные слои партаппарата, ибо ему в избытке хватало реальных оппонентов – коммунистов, социал-демократов, католиков, аристократов, либералов… И, разумеется, евреев и геев. Впрочем, с рассуждениями о том, что для немцев правление Гитлера было менее опасным, чем для русских правление Сталина, согласиться нельзя – просто у Гитлера был один архивраг (евреи), а у Сталина – другой (крепкие крестьяне). И те, и другие подлежали тотальному уничтожению. Гитлер строил классическую империю – с «господствующей расой» и покоренными туземцами разной степени «цивилизованности». Сталин же воссоздал деспотическую мессианскую империю восточного (византийского, или, если угодно, ордынского) типа – где социальная иерархия строится не по этническому принципу, а по готовности к слепому подчинению, и поэтому элита и особенно субэлиты могу быть мультиэтничны по своему составу.

Сталин – это следующая, куда более тотальная и «самоедская» форма тоталитаризма, до которой Великогерманской империи просто не дали дожить. Благодаря чему, обрадованные было свалившейся на них «свободой от евреев», «арийцы» просто не успели стать жертвами Холокоста-II, теперь уже в отношении «духовных евреев».
Поэтому наиболее точное сравнение гитлеризма может быть только с большевизмом и ранним сталинизмом (до начала Большого террора в декабре 1934).
С другой стороны, фашизм и нацизм вышли из радикального романтизма, а большевизм – из радикального просвещенчества. Распадаясь, большевизм «обратно» сдвигался к гуманизму и демократическому социализму. Так появились «оттепели», «левые оппозиции» и, наконец, перестройка. А фашизм был насильственно оборван в своей эволюции и мы не увидели, способен ли он к самолиберализации. Что до эволюции франкизма, греческих хунт и режима Пиночета, то они изначально были не разновидностями фашизма, но лишь «консервативными революциями».
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: ikhlov_e_v
2014-02-18 07:53 am (UTC)
Но тезис о принципиальном тождестве видов тоталитаризма очень важен. Только развивая его, можно убедительно обосновать изначальную преступность не только репрессивных диктатур, но в принципе преступность таких типов государства, в которых расхождение с государственной идеологией объявляется уголовным преступлением, подданных низводят до уровня несмышлёных детей, а государство присваивает себе функцию воспитателя, террор же оправдывается как наиболее эффективный инструмент социальной инженерии.

И путинизм, и постнеосталинистская («левая» в кавычках, тоталитарная по своей сути) оппозиция равно вырастают из сталинизма, который с учётом вышеприведённых рассуждений, можно назвать гиперфашизмом.

Поскольку современная российская оппозиция противостоит путинизму как наследию тоталитаризма, а именно репрессивно-номенклатурной организации власти и имперской организации государства, то эта борьба не может быть успешной без морально-психологического преодоления отечественного тоталитаризма в форме сталинизма и ленинизма. Поэтому защищая свою социально-историческую базу, «псевдобелогвардейцы» и «квазибольшевики» объединились сегодня в черносотенной травле либералов-западников.

И если мы не хотим, чтобы нас пропускали через каждую следующую колониальную войну, мы должны честно сказать себе четыре жестокие правды.

Вторжение советских войск в Восточную Польшу, Молдавию и страны Балтии в 1939-40 годах в качестве союзников Великогерманской империи – и был агрессивным входом СССР во Вторую мировую войну. Столь же аморальным, как вторжение Гитлера в Австрию и Чехо-словакию в 1938-39 годах, а Японии – в Маньчжурию в 1931 году. Вторжение же Сталина в Финляндию было столь же аморальным, как и вторжение Гитлера в Польшу в 1939, в Югославию, Грецию и СССР в 1941, а Японии – в Китай в 1937.
Вторжение СССР в Венгрию в 1956, в Чехословакию в 1968, и в Афганистан в 1979 годах – были аморальными вторжениями в союзные страны.
Для очень многих афганцев 1979-89 годов советская оккупация была тем же, чем было вторжение Третьего рейха в Советский Союз. И методы этой оккупации имели большие черты сходства.

Военные операции российской армии в Чечне воспринимались многими чеченцами подобно вышеперечисленным примерам агрессий и оккупаций.
(Reply) (Thread)