Римма Поляк (rimona) wrote in vestnik_civitas,
Римма Поляк
rimona
vestnik_civitas

Распятие

Посвящается Михаилу Борисовичу Ходорковскому

СРЕДА
Сегодня среда, он еще на свободе.
Не пойман еще, не измучен, не бит.
Еще не разверзлись небесные своды,
Еще улыбается он, говорит:
«Любите друг друга, и будьте смиренны,
Никто от судьбы от своей не уйдет.
Не надо пытаться вскрывать себе вены,
В назначенный срок всё придет и уйдет».
Он делает вид, что приветлив и бодр,
Что ровен, спокоен, и всё как всегда.
Но чувствует сердцем, как лезет из нор
Слепая глухая немая беда.

ЧЕТВЕРГ
Зарей рассвет чуть стал лучиться,
Как Он проснулся весь в слезах:
Во сне увидел Он - случится
В весенне-праздничный Пейсах,
Что решено на небесах.
Он вспомнил детство, мать, семью,
Душистый запах трав и хлеба.
Всего лишь день ему до неба,
Чуть постоять бы на краю.
Он пригласил друзей к застолью,
Им ноги мыл, смотрел им в лица:
«То, что задумано, свершится,
Пусть не моей, отцовской волей».
Хлеб разломил, вино разлил:
«Вкушайте кровь мою и тело,
И вспоминайте, как я жил,
Чему учил, что говорил.
Живите радостно и смело.
А я уйду. За мной - Вам рано,
Один из Вас предаст, любя.
Какая боль, какая рана...
Но я прощаю, мне себя
Не жаль нисколько. Вас люблю.
Даю завет - и Вы любите.
Об этом Вас прошу, молю.
Ну а сейчас прошу – уйдите».
Они ушли. Он зарыдал
От раздирающего чувства,
Теперь Он точно уже знал,
Он смерти чувствовал оскал.
И страшно было Ему, пусто...

ПЯТНИЦА - ВОСКРЕСЕНЬЕ
Кровавый пот застит глаза.
Не пронесешь ли чащу мимо?
Теперь уж нет, никак нельзя,
Крест свой неси, мой сын любимый.
В Гефсимании тихо спят
Его друзья, не слышно им
Тяжелой поступи солдат,
Покинувших Ершалаим.
Но знает Он - осталось мало.
Он ждет, не поднимая глаз.
В душе смятение пропало.
Он ждет смиренно. Пробил час.
Из темноты возникли люди.
Спросили - ты? Ответил - я.
К устам Его приник Иуда,
Предав Его, убив себя.
Потом тащили и пытали,
Плевались, били, унижали,
Разбили в кровь лицо и тело.
Но что же, что - они хотели?
Они убили то, что лучше,
Что чище, ярче, что собой
Опровергало серость душ их,
Что нарушала их покой.
Покой удобных мягких лож,
Покой речей притворных, лести,
В которых царствовала ложь,
Рядясь в одежды благочестья.

Его распяв, себя распяли.
Он-то воскрес. Но не они.
Он-то простит. Но я - едва ли
Прощу тех, кто кричал «Распни!».


АНВАР УСМАНОВ

27.06.2008

Источник
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 33 comments