October 3rd, 2008

пати
  • rimona

Пятидневная война – без победителей Ч. II. Каков выход? Одиннадцать шагов за горизонты конфликта

Всё, описанное ранее, является материалом линейным, то есть традиционно появляющимся, довольно привычным для любопытствующего читателя. Жанровыми зарисовками аналитического описания, равно как и сценарными фантазиями плотно усеяно поле российской аналитической журналистики. Плотно, но, к сожалению, бесплодно. Иными словами, все бытописатели – молодцы; кто бы подсказал, как выбираться из создавшегося (точнее, из созданного собственными руками) болота? Тишина… Налицо – бедность в сфере ответственного управленческого конструирования и результативного долгосрочного управления.
        Рассматривая любой масштабный территориальный, этнический или межгосударственный конфликт, желательно понимать, что возвращение из него в нормальную и добрососедскую жизнь, в особенности, если такой конфликт сопровождается многочисленными жертвами, не может происходить на основании одномоментного политического решения или, тем более, военным путём. Каждая из сторон представляет себя (и является) в определённой мере потерпевшей от vis a vis. У каждой из сторон – своя «правда», свои впечатления и переживания от произошедшего. «Горячечность» острой фазы конфликта такова, что за одним кровавым деянием следует в той или иной степени адекватный ответ, и искать справедливости в сопоставлении взаимных преступлений, равно как и пытаться кому-то доказать, что, мол «я не первый, это он всё начал» -бессмысленно, поскольку такое «детское» занятие ни к чему разумному не приведёт.
          Возвращаясь к рассуждениям о правомерности признания со стороны России Южной Осетии и Абхазии, можно сказать, что помимо вопроса о правомерности, желательно ответить на, казалось бы, философский, риторический вопрос: а рационально и разумно ли это в долгосрочной перспективе? Можно ли с помощью такого политического решения повысить уровень безопасности в регионе, обеспечить переход к замирению сторон? Очевидно – нет. Уверен, что в данном случае, как и в подавляющем большинстве аналогичных случаев и конфликтов, сугубо политическое решение решением разумным, цивилизованным не является. Готов утверждать, что подобные политические инструменты в данной ситуации практически бесполезны. Вспыхнул острый конфликт, имеющий выраженный этнический характер, грубо выражаясь, «поссорились народы». Манипулируя политическими инструментами, мы уподобляемся человеку, не знакомому с достижениями науки и техники, забивающему гвозди в стенку компьютером. 
          Однако выход искать необходимо. И лежит он в разработке и применении передовых гуманитарных технологий, которые помогут враждовавшим народам день за днём скрупулёзно ткать заново, восстанавливать полотно межнациональных взаимоотношений, связывая вместе с нитью нить, латая образовавшиеся прорехи и разрывы. 
         

Collapse )НОДАР ХАНАНАШВИЛИ

03.10.2008
 

Источник</div>
пати
  • rimona

За похищениями людей в Ингушетии стоит федеральная власть

По материалам пресс-конференции МХГ

Южную Осетию защищали за желание независимости, которая привела бы ее в состав России. Грузия мечтала навести конституционный порядок де-юре входящей в ее состав автономной республике, и получила отпор. В Южную Осетию потекли со всей страны миллионные и миллиардные вливания помощи, Москва бросила все финансовые и людские ресурсы для восстановления жилья осетинам, кто оказался без крова.
В Чечне тоже хотели навести этот «порядок». И бомбили население из всех возможных видов новейшего оружия, так что жертвы этого «наведения» исчисляются многими сотнями тысяч погибших чеченцев, ингушей, русских и других народов. В итоге нашли Ахмада Кадырова и его преемника Рамзана, а всенародный референдум с 98% от числа всех проголосовавших определил за вечное единение с Россией.
Кабардино-Балкария, Дагестан, Ингушетия не захотели заявить о своем сепаратизме. Но это не спасло их от самой настоящей войны, развернутой против мусульман этих республик по национальному и религиозному признакам. По свидетельству Льва Пономарева, многолетнего исполнительного директора организации «За права человека», в Дагестане идут преследования наиболее соблюдающих каноны ислама людей. Запущен механизм гражданской войны, так что убивают со всех сторон: и силовиков, и мирное население - такой нескончаемо замкнутый круг. По мнению правозащитницы Л.М. Алексеевой, похищения, пытки, убийства в Ингушетии происходят не по религиозному, а по национальному признаку. Если исходить из того, что убивают в большинстве своем молодых ингушей, являющихся мусульманами, то можно сказать: идут целенаправленные действия на сокращение численности мусульманского народа Ингушетии.
В Ингушетии по официальным данным проживает четыреста пятьдесят тысяч человек, это два небольших российских города, но по неофициальным - это число составляет триста пятьдесят тысяч (большая численность подразумевает соответствующую бюджетную обеспеченность). И когда целенаправленно похищают, убивают из состава этого небольшого народа по две-три тысячи за каждый последний год – это очень большая цифра.

Collapse )
Источник