September 14th, 2008

пати
  • rimona

Судьба чеченца в российской тюрьме

В настоящее время в тюрьмах России находится – по различным данным – от 5 до 20 тысяч жителей или уроженцев Чеченской Республики. Как правило, эти люди пользуются репутацией бандитов, террористов, особо опасных уголовников и т. п., и получают самые тяжелые приговоры по соответствующим статьям УК РФ. Зачастую их бросают в тюрьмы или лагеря без суда и следствия, иногда по сфабрикованным обвинениям, принимая в качестве доказательства их вины признания, полученные под невыносимыми пытками. Более того, часть заключенных содержится в секретных зонах, их имена не опубликовываются, и родственников не уведомляют о местах их пребывания. Эти люди просто исчезают из жизни.
В тюрьмах и колониях к большинству заключенных-чеченцев применяются методы, характерные для Большого Террора сталинских времен: постоянные пытки, побои, издевательства. Многие из них умирают, не выдержав пыток, или их просто убивают или отравляют. Так произошло с Салманом Радуевым, Турпал-Али Атгериевым, Асланбеком Алхазуровым и многими другими, чьи имена были не столь известны. Официальные версии гласили: «умерли при невыясненных обстоятельствах». Никакого следствия и экспертиз не проводилось, родственникам провести их было отказано.
Жизнь чеченцев в российских тюрьмах находится в гораздо большей опасности, чем остальных заключенных, осужденных по тяжелым уголовным преступлениям на те же сроки. Вот лишь одна из таких судеб, ставшая мне известной.
Collapse )
Источник
пати
  • rimona

О гражданском обществе

Очень сильны еще в наших людях социальная инертность, нежелание и неумение отстаивать свои законные интересы. Того, кто отстаивает справедливость, борется за свои права, настаивает на том, чтобы с ним хорошо обходились на работе, чтобы его качественно обслужили в магазине, парикмахерской, кафе и т.д., считают конфликтным человеком, чуть ли не скандалистом. В восприятии многих происходит зачастую подмена понятий: поведение человека, отстаивающего свои законные интересы, путают с проявлениями дурного характера.
Некоторые с легкостью вступают в выяснения отношений с теми, кто имеет, по их мнению, более низкий социальный статус или же с теми, кто заведомо не может дать отпор, выливая желчь и раздражение, накопившиеся за день, а, может, копящиеся годами, в том числе, и от общения с начальством, перед которым робеют. А ведь начальник – это такой же работник. У него всего лишь другие должностные обязанности, которые никаких особых прав ему не добавляют. Срабатывает пресловутый синдром «совка»: страшно противоречить начальнику, даже если он явно не прав, неудобно зайти в какой-нибудь новомодный бутик или ресторан (а вдруг погонят?), вступить в спор с работником сервиса, попросить перевесить явно неправильно взвешенный товар и т.д.
Collapse )
Источник