August 27th, 2008

пати
  • rimona

Кто учтет интересы населения?

Субъективные заметки

Как сторонники действий России, так и защитники целостности Грузии апеллируют к международному праву, к аналогиям в Чечне и Косово. При желании из новейшей истории и международных документов можно найти подкрепление любой позиции. Но возможен другой подход, где главным аргументом был бы здравый смысл, а основным критерием оценки - минимизация вреда.
Ясно, что возврат утраченных грузинских территорий будет связан с гибелью и трагедией сотен тысяч людей. Закрепление отделения территорий от Грузии тоже связано с трагедией для грузин, проживающих в этих местах, и с ущемлением их национального достоинства. В каком случае вред меньше? Ответ ясен.
Последние события показали недостаточность международного права в сфере обеспечения целостности существующих государств и права народов на самоопределение. Полезно присмотреться к примерам добровольного или не совсем добровольного отказа некоторых территорий и народов от идеи стать субъектами международного права. Например, в Татарстане от декларации суверенитета республики 91 года не осталось и следа. Десятилетие «проглатывания суверенитета» привело народ к мысли, что собственная, даже частичная, самостоятельность никаких преимуществ большинству населения не дает. За исключением нескольких десятков борцов с «имперским унитаризмом» сейчас население Татарстана полностью равнодушно к играм политиков.
Collapse )
Источник
пати
  • rimona

Почто дурят нашего брата?

Записывая недавно свои первые впечатления от свалившихся на голову новостей о конфликте в Южной Осетии и Грузии, я находился, как понимаю теперь, в состоянии некоторого шока. Хотя, уже тогда совершенно правильно определил для себя, что даже ожидая от безумствующих властителей наших всяческих неприятностей, все равно невольно недооцениваешь своеобразия полета их «творческой фантазии». Наверное, это из-за нашей всеобщей врожденной и тоже очень своеобразной доброжелательности, благодаря которой, сталкиваясь даже с последним мерзавцем, мы неизменно рассчитываем на лучшее, а то и взываем к наиболее благородным качествам человеческой души, не замечая, что в нем она напрочь отсутствует. Так что от утверждения, что действительность превзошла самые худшие ожидания от очередной силовой миссии моей страны в чужих землях, теперь не только не откажусь, но и упрочусь в нем еще более. Видимо, и шок, как положено, постепенно проходит. И факты, продолжающие открываться и накапливаться, позволяют видеть объективно проясняющуюся картину случившегося не только детальней, но и целостнее.
На этом фоне не лишними оказались даже такие внезапно вспыхнувшие в памяти детали, как первые обиды президента одной страны на другую страну и ее президента, который по горячности крови позволил себе скаламбурить по поводу роста своего новоинаугурированного коллеги. Почему вспомнилось это в то время, когда разговор коснулся слуха о предстоящем награждении высоких чинов СВР, ГРУ и прочей контрразведки, догадываться уже не хотелось. Слишком банально получилось бы, да и ни к чему. Потому что поздно: виртуозно задуманная «спецоперация», при осуществлении которой спасти во что бы то ни стало потребовалось, как известно, лишь незаменимого Эдурада Кокойты, все равно уже давно «клюнула носом», будто подбитый и тем обреченный миноносец времен Первой Мировой. Так что, пусть этих «стратегов» хоть наградят - будет на что кивать, ежели потребуются им адвокаты.
Collapse )

Источник

Как агитация стала пропагандой

Для начала, поясню, что слова "агитация" и "пропаганда" отнюдь не синонимы, как считали в совковые годы обкомовские "политпросветители". Это они по своей неграмотности так считали. Слова всякие заумные взяли себе в употребление, а расшифровать смысл - не у всех ума хватало.
Поэтому народ привык к мысли, что "агитировать" - это то же самое, что "пропагандировать", только произносится легче, и звучит короче. Вот и употребляли словечко "агитация" не просто не по назначению, а, как сегодня модно говорить - с точностью до наоборот! Потому что "агитация", это призыв не "за", а "против"!
Эту полезную информацию я почерпнула из книги психолога М. Литвака "Командовать или подчиняться". Вот как он пишет о взаимоотношениях в коллективе: "...Если атака направлена на руководство, ...такой процесс называется агитацией. Запомним, что агитация всегда против. А наши безграмотные организаторы даже ввели должность агитатора. Работа, проводимая в пользу руководства, называется пропагандой. Агитация всегда поднимает тревожность в группе, возникает угроза эффективности руководства. Опыт показывает, что, если эта угроза будет слишком велика, группа сама пытается вытеснить агитатора. Руководитель должен только внимательно следить за этим процессом, и по возможности усиливать его. Чего нельзя никогда делать - это самому бороться с агитатором..."
Так вот, вспомнить о книге Литвака меня заставила
статья немецкого журналиста: "Россия на Кавказе роет себе яму".
Чем сильнее Россия будет давить на Грузию и выступать против Саакашвили, тем выше будет его авторитет. Это - колоссальный просчет Кремля, считает собкор еженедельника Fokus в Москве, только что вернувшийся из Грузии.
А ложь, распространяемая во всех официальных российских СМИ, позорит российское руководство. На местах событий, несмотря на всяческие чинимые препоны (и об этом тоже упоминается в статье), удалось побывать зарубежным журналистам. И разница в освещении происходящего - налицо.
Существует мнение, говорится в статье, что Кремль совершает тактические ошибки, исходя из многолетней совковой привычки доверять не тем источникам информации. "Консультанты" из кожи вон лезут, чтобы создать у руководства то впечатление, которое ему больше бы понравилось. Отсюда неверные представления о настроениях общества в регионе. Нападки на Саакашвили, вместо скорейшего его свержения (что, по мнению Кремля, должно было бы произойти) вызывают консолидацию всех сил, в том числе и оппозиции, в порыве национального патриотизма и стремлении защищаться от России. В свое время и на Украине, когда Россия протежировала Януковича, в рассчете на поддержку народа - такой поддержки не последовало. Напротив, это привело к подъему национального самосознания.